Дело художников-передвижников продолжает бизнесмен и меценат Андрей Филатов. Как так случилось, что русская живопись советского периода перемещается по миру на бутылках бордоского гран крю?

текст: Василий Расков, «Вакхадемия»

Илья Репин — звезда Инстаграма

Когда бутылка вина появляется в сторис Дэвида Бэкхема с надписью «Thank you for the great wine», 60 миллионов человек начинает всматриваться в этикетку, сохранять в избранное и глотать слюну. Часть из них пойдёт гуглить название. Но в гугле им выпадает вовсе не вино, а картина Ильи Ефимовича Репина «Манифестация 17 октября 1905 года». Здесь многие сломаются, но какой-то процент фанатов футбола из чистого упрямства или в результате продуктивной прокрастинации пойдет дальше и узнает, что оказывается, Репин был гениальным русским художником и что в 1905 году царь Николай II даровал народам Российской империи первую конституцию. Два-три человека даже докопаются до статьи Василия Васильевича Розанова, где прочтут такие слова:

«Репин, не замечая сам того, нарисовал «масленицу русской революции», карнавал ее, полный безумия, цветов и блаженства…  Сколько понимания, сколько верности! Конечно, все жившие в 1905-1906 годах в Петербурге скажут о картине: «Это — так! Это — верно!»… Его картины — и великолепная опера, и «тайное следствие» о том, что было и что есть на Руси».

Но это единицы, а большинство обывателей наткнется на чудовищный ляп Daily Mail, где будет написано, что Бэкхем ополовинил бутылку вина 1905 года урожая, стоимость которой оценивается в 2 715 фунтов. Цифры, естественно, взяты с потолка. Однако мысль западет, что Бэкхем пил что-то чертовски эксклюзивное, связанное с русскими художниками. Но как попасть в Инстаграм Бэкхема? Ящиками Petrus и жеробоамами Cristal уже никого не пронять.

Достаточно следовать своим страстям и не бояться, что это кого-то эпатирует или кому-то покажется смешным. Так и поступает Андрей Филатов, российский предприниматель, коллекционер и меценат. Одна страсть — французское вино, а конкретнее, Правый берег Бордо, другая страсть — российское изобразительное искусство, если брать уже — советский период. Плод этих страстей — Château La Grace Dieu des Prieurs, небольшой замок в зоне Saint-Emilion Grand Cru, выпускающий каждый год около 30 000 бутылок вина с двенадцатью разными этикетками. На этикетках — полотна русских, советских, российских художников из коллекции фонда Art Russe, основанного Филатовым в 2012 году.

«Моя главная задача — популяризация русского искусства, в особенности советского периода. Советский Союз был огромной империей, но там не только отправляли людей в космос и осваивали атом. Там тоже творили. Была великая музыка, был балет, но была и живопись, была скульптура, и они пока не очень известны в мире. С помощью французского вина мы это исправим».

 

 

Исконный марьяж
Идея окружать вино и винопитие произведениями искусства пришла людям в голову примерно тогда же, когда родились и виноделие, и тяга к художественному творчеству. Килики, канфары, скифосы и ритоны, из которых пили вино греки, — это произведения искусства, украшенные сценами из мифов. Сейчас они законсервированы в музеях, а тогда были непосредственными участниками возлияний и жертвоприношений. Средневековые серебряные кубки, облепленные драгоценными камнями, малахитовые и лазуритовые, сделанные из рога носорога или бивня нарвала, венецианского, английского или богемского стекла — все эти предметы были предназначены для того, чтобы радовать руку и глаз, подчеркивать статус, и в конечном счете — повышать удовольствие от вина. Ар нуво породил последний всплеск прикладного искусства на службе вина, а затем наступила эпоха функциональных сосудов. Сегодня мы изящно раскручиваем вино в тонкостенном бокале, лишенном узора, чтобы выудить максимум аромата. Однако изобразительное искусство не сдало позиций, оно перекочевало на этикетки и в погреба.

Этикетка как холст

Вторжение искусства на этикетки началось практически одновременно с «mis en bouteilles au château» — бутилированием вина в на месте производства. Филипп Ротшильд начал эту авантюру в 1924 году. Он бросил вызов многовековой традиции, в соответствие с которой вина бутилировал торговец в местах продажи. Ротшильд весь урожай разлил по бутылкам самостоятельно, а для привлечения внимания попросил сделать авангардную этикетку кубиста Жана Карлю. Правда, в связи с Великой Депрессией и Второй Мировой пришлось прерваться на 20 лет, но с 1945 по сей день Ротшильды приглашают кого-либо из современных художников делать этикетку для каждого нового винтажа. Сальвадор Дали, Жоан Миро, Василий Кандинский, Марк Шагал, Пабло Пикассо, Бальтюс, Энди Уорхал, Илья Кабаков, Джеф Кунс, Аниш Капур — список впечатляет.

У барона было множество последователей. Риоханская бодега Altanza свои гран ресервы стала обклеивать шедеврами испанской живописи, отстёгивая немалые суммы обладателям прав. Миро и Пикассо снова пустили в ход карандаши и кисти для калифорнийской винодельни Kenwood. Андре Масон и Рой Лихтенштейн рисовали этикетки для Champagne Taittinger. Гюнтер Грасс и Хундертвассер ставили автографы на Casanuova di Nittardi Vigna Doghessa. Все эти истории объединяет одно — виноделы приглашают художников, чтобы привлечь внимание публики к своим винам, повысить их эстетическую ценность.

Купить замок в зоне Saint-Emilion Grand Cru, чтобы привлечь внимание к искусству определенной эпохи — так ещё не делал никто. Это больше похоже на оммаж художникам-передвижникам, чем на бизнес-идею, паразитирующую на искусстве. Каталог выставки путешествует по всему миру вместе с ящиками вина и контрабандой попадает к финансовой элите на стол, к селебрити в Инстаграм. Бутылки Château La Grace Dieu des Prieurs медийны. Ленин на броневике и надпись Saint Emilion Grand Cru вызывают более острые и противоречивые чувства, чем рисунок обнаженной груди на этикетке Мутона.

Арт-погреб
Трансформация погреба в выставочное пространство — тренд 21-го века. Ему следуют самые престижные замки Бордо, Дома Шампани, лучшие винодельческие хозяйства Тосканы и Ломбардии, Калифорнии и Риохи. Вспомнить хотя бы Castello di Ama в Кьянти Классико или погреба-каменоломни Vranken-Pommery в Реймсе. Бочки, чаны, пюпитры соседствуют с произведениями выдающихся художников современности. Само здание винодельни — идеально вписанное в пейзаж или наоборот выступающее из него инопланетным объектом — вошло в зону интереса современной архитектуры. Здания для виноделен проектировали такие корифеи, как Фрэнк Гэри (Marques de Riscal), Норман Фостер (Bodegas Portia), Сантьяго Калатрава (Bodegad Ysios), Заха Хадид (R. López de Heredia), Смилян Радич (Vik), Кристиан де Портзампарк (Château Cheval Blanc).

Филатов использовал и этот ход. Приобретя права на замок Château La Grace Dieu des Prieurs в 2013 году, он первым делом пригласил известного архитектора Жана Нувеля, лауреата Пулитцеровской премии, автора Нового Лувра в Абу-Даби и Института арабского мира в Париже. Собрав техническую информацию о количестве и объёме чанов и бочек, Нувель спроектировал что-то вроде шахты для космического корабля, уходящей на несколько уровней вглубь. Проблема была только одна: вся зона Сент-Эмильона — объект культурного наследия ЮНЕСКО. Пришлось добиваться разрешения на строительство в парижской штаб-квартире ЮНЕСКО. Филатов пообещал, что исторический ландшафт с имеющимися зданиями останется нетронутым. «Для искусства границы проницаемы, Россия и Франция веками оказывали друг на друга влияние — и в архитектуре, и в литературе, и в виноделии. Благодаря Александру II в Шампани появилась категория кюве престиж. Прозрачная бутылка Cristal с плоским дном до сих пор напоминает о том, что царь опасался бомбы в вине».

Он сказал «Поехали!»
К моменту, когда созрел первый винтаж обновлённого Château La Grace Dieu des Prieurs (2014), погреб-ракета был готов. В нём поселился психоделический Гагарин — репродукция красочной картины Гранкевича, растянутая во весь пол и причудливо отражённая в сияющих цилиндрах, расставленных по кругу. Это цех ферментации. Размер и количество чанов в точности соответствует площади виноградника — около 9 га. Расширение не предвидится. Уровнем ниже — баррикайя с контролем температуры и влажности, рассчитанная на выдержку трёх винтажей: два зреют в бочках, третий доходит в бутылках. Замок производит только одно вино. В погребе только один тип бочек, что вообще не характерно для Бордо, где принято пользоваться услугами десятка бондарен. Это Radoux Blend, бочки с самой мелкопористой структурой древесины, обеспечивающие очень плавное развитие вина.

«Я просто хочу сделать лучшее вино в мире. Стоит ли желать меньшего? Наши виноградники соседствуют с виноградниками Château Cheval Blanc. Достаточно реализовать имеющийся потенциал». Реализует потенциал Луи Митжавиль, энолог-консультант, сын Франсуа Митжавиля, наследник культового сентэмильонского Château Tertre Roteboeuf. Философия Митжавилей уникальна для Бордо, где по умолчанию считается, что в великом вине структурные элементы важнее эфемерных и вечно меняющихся ароматов. Глубина винтажей Tertre Roteboeuf, уходящая к началу 1980-х, доказывает, что иной тип бордо, где баланс выстроен на ягодной концентрации и бесшовной текстуре тоже способен к длительному развитию. Если танины спелые и гладкие, вино воспринимается как более свежее, даже если у него не супер высокая кислотность, считает Митжавиль. По его мнению, потенциал развития таких вин ни чуть не меньше, чем у классики.

Если в трех словах описать стиль, на который делает ставку Филатов, — это пышность, свежесть, глубина. Когда задана философия, становится понятно, что нужно делать на винограднике. Луи Митжавиль постепенно трансформировал гуйо в нетипичный для Бордо кордон — ствол с постоянной горизонтальной частью. При подрезке по типу гуйо постоянным остается только штам, столбик, и каждый год для плодоношения оставляется прошлогодний побег. По опыту Митжавилей, такой тип подрезки дает слишком большую урожайность, но грозди зреют неравномерно. Кордон — способ контроля урожайность еще на стадии завязи ягод. Митжавиль не делает зеленого сбора и считает эту концепцию ошибочной. Равномерность созревания всех гроздей в течение сезона позволяет оттягивать сбор винограда как можно глубже в осень и добиваться максимальной спелости танинов без потери свежести ароматов. Второе новшество Митжавиля на винограднике — высокая крона, обеспечивающая более интенсивный фотосинтез. Цель всё та же — добиться максимальной физиологической зрелости винограда, а значит — качества текстуры.

Винтажи
В продаже все еще можно найти вина La Grace Dieu des Prieurs прежней эпохи, они как раз начали сглаживаться. Это добротный аскетичный олдскул. Первый винтаж Митжавиля — 2014, здесь уже работает новая концепция зрелости, но еще не трансформирован сам виноградник, к тому же год был в меру прохладным и дождливым, что вина изящные, ароматичные, но без той полноты и бархата, к которым стремится замок. На этикетках 2014-го больше узнаваемой классики 19-го века, чем малоизвестных авторов советской поры. Пристрелка шла при помощи работ Васнецова, Репина, Рериха, Врубеля, Серова.

Первым концептуальным урожаем обновленного шато стал 2015-й, выдающийся год в Бордо, равновеликий 2010-му и 2009-му. Взрывная ягодность, чарующие пряности, сочная, струистая, бархатная плоть. Среди этикеток этого винтажа столпы советской живописи, мастодонты, некоторые из которых прошли все ужасы Второй мировой, распад Союза, лихие 90-е, тучные нулевые и все еще живы и продолжают творить. Братья Ткачевы, в художественном мире которых столько солнца и хрустального воздуха, сколько никогда не случалось в Бордо, разве что в российской глубинке, вошли в коллекцию 2015 работой «Утро» 1965-го года. Сергею Ткачеву 97, Алексею Ткачеву 94.

2016-й, еще один выдающийся винтаж Бордо, бутилирован, дозревает в космической капсуле. 2017-й, год столетия русской революции, не дал урожая. Язык морозного воздуха зашел на виноградник La Grace Dieu des Prieurs аккурат после цветения и не оставил ни одной ягоды. Весь сезон лоза стояла пустая. 2018-й и 2019-й ещё в барриках Radoux Blend.

Коллекция 2015
«Я хочу, чтобы, выпив вино, люди не выбрасывали бутылку. Даже пустая она сумеет привлечь внимание». Форма у этой бутылки не бордоская, какая-то коренастая, широкая, слегка расходящаяся в плечах. Филатов хотел отличаться даже в этом и в разнокалиберной коллекции антикварных бутылок Бордо, нашел то, что искал, — бутылку, на которой лучше видна этикетка.

Помимо грандиозного портрета российского общества накануне революции 1905-го года работы Репина и безмятежной солнечной пасторали братьев Ткачевых, в коллекции Art Russe 2015 ещё десять шедевров русской живописи.

Хронологически первый — «Бал-маскарад в Париже» Константина Коровина, находившегося под большим влиянием французских импрессионистов. Это не просто реверанс в сторону французской живописи, но и напоминание от том, что многие русские художники в советское время продолжали творить за пределам России.

Самым вирусным зарядом для соцсетей обладает, пожалуй, «Серп и молот» Гелия Коржева. Этот сюжет художник повторял множество раз, в том числе в постсоветский период, то ли возвращая символы советской эпохи в обыденный предметный ряд, то ли наоборот подчеркивая могучую силу этого образа.

Снова на этикетке Рерих с христианскими мотивами — «И мы продолжаем лов» (1922) — поднимающийся над рождением и гибелью империй к более важным вопросам. В этом же ряду «Партизанская баллада» (1969) Мая Данцига по мотивам картины Рубенса «Отцелюбие римлянки» (1612), которая в свою очередь обыгрывает один из самых древних сюжетов живописи. Девушка, кормящая грудью старика, изображена на одной из уцелевших фресок Помпей. На опальной картине Данцига, ни разу не выставлявшейся в советское время, «белорусская земля вскармливает партизан».

«Богоматерь» (1912) Петрова-Водкина кротко простирает ладони на ужасами этого мира. Это бутылка-оберег. Даже если она опустеет, рука не поднимется отправить в мусорку. «Дорога к храму» (2013) Петра Оссовского, умершего в 2015-м на 91 году жизни в пору верезона в Сент-Эмильоне, тоже надолго задержится в сервантах.

В коллекции 2015 года есть и советский мейнстрим. Например, «Колхозный базар» (1937) Федота Сычкова, которому дела нет до мясорубки репрессий, потому что интереснее малиновые и желтые пятна вечера и сцена невинного сельского флирта. Или «Письмо с фронта» (1947) Александра Лактионова, картина, вызвавшая бурю восторга у публики и получившая одобрение вождя.

Есть в этом ряду и «Натюрморт с пионами» (1931) обласканного властью Герасимова, ведущего художника соцреализма, воспитавшего несколько поколений советских художников, четырежды лауреата сталинской премии. Это не пионы, а границы дозволенного. И на контрасте с ними — «суровый стиль» Виктора Попкова, «Отражение в окне. Автопортрет» (1963). Синяя ночь, стремление к свежему воздуху и птицей в клетке душа.

Завершает коллекцию Art Russe 2015 «Тревога» (1980) Мая Данцига, выдающегося советского-белорусского художника, ушедшего на 87 году жизни, когда винтаж 2015 завершал выдержку в бочках. На картине спешно покинутая «ленинская комната», проигранная партия в шахматы, невозмутимый бюст вождя, недописанное письмо, разворошенная сквозняком газета «Правда».

На пуантах
В коллекции этикеток 2016 года особо выделяется скульптура знаменитейший русской балерины Галины Улановой. Это первая скульптура в череде картин. И первая этикетка, которая связывает воедино изобразительное искусство, музыку и балет. Уланова здесь в роли Одетты в балете «Лебединое озеро», музыку для которого написал Чайковский. Для автора скульптуры Елены Янсон-Манизер Галина Уланова была постоянным источником вдохновения. Некоторые из ее миниатюр позже были отлиты в бронзе. Увеличенная копия Улановой-Одетты стоит перед Музеем танца в Стокгольме.

Двум художникам дано больше пространства на этикетках La Grace Dieu des Prieurs винтажа 2016. Николай Фешин представлен картинами «Обнаженная», «Чай в Санта Моника», «Друзья» и портретом гравёра Уильяма Дж. Уотса. Три этикетки отданы мощным образам Гелия Коржева: «Прачка», «Беженец», «Возвращение». Советский мейнстрим снова представлен натюрмортом Александра Герасимова. Так же в коллекции «Урожай» Виктора Иванова, «Крестьяне» Гавриила Горелова и «Автобусная остановка» Алексея Гристая.

Фонд Андрея Филатова постоянно пополняется. Перед ним стоит задача собирать по аукционам и частным коллекциям около 12 полотен ежегодно. Возможно, мы являемся свидетелями начала самого грандиозного перформанса русской живописи советского периода. И это нужно, прежде всего не миру, а нам с вами, чтобы этот период принять и переосмыслить.

(((подвёрстки)))

Андрей Филатов
Российский бизнесмен, 93-е место (2019) в списке Forbes богатейших людей России с оценкой состояния $1,1 млрд. Ключевой актив — оператор железнодорожных перевозок Globaltrans. В 2012 году организовал поединок Бориса Гельфанда и Вишванатана Ананда за звание чемпиона мира по шахматам, обеспечив призовой фонд $2,55 млн. В 2014-м открыл Музей шахмат в особняке на Гоголевском бульваре в Москве. В том же году стал президентом Российской шахматной федерации и вице-президентом FIDE. С 2016 капитан и старший тренер сборной России по шахматам. В 2019 под его началом мужская сборная по шахматам вернула себе титул чемпиона мира. С 2012 года коллекционирует работы российских художников XIX–XX веков.

Фонд Art Russe
Основан Андреем Филатовым в 2012 году. Миссия — популяризация русского искусства, созданного в период с 1917 по 1991 гг. Позднее область интересов Фонда расширилась на досоветский и послесоветский период. Стоимость коллекции по оценке Bloomberg составляет $0.5 млрд. Коллекция включает в себя более 400 работ. Фонд располагает крупнейшей коллекцией работ Николая Фешина, Виктора Попкова, Мая Данцига. Постоянное место экспозиции — галерея русского искусства в Beaulieu (Великобритания).

Где найти коллекцию Art Russe
Яхклуб Монако, Yacht Club de Monaco
Шоу-рум «Maybach Icons of Luxury Velten Zein» гоночной трассы Нюрбургринг в Германии
Ресторан «La Petite Maison» Николь Руби в Ницце
Рестораны Янника Аллено в Париже, Марракеше, Тайбэе, Дубае, Пекине
Ресторан «1947» в Куршевеле
Рестораны отеля «Palace Les Airelles» 5* в Куршевеле
Ресторан отеля «Le Lana» 5* в Куршевеле
Ресторан отеля «Le Chalet de Courchevel» 5* в Куршевеле
Рестораны отеля «Le Palace Le Barriere des Neiges» 5* в Куршевеле
Ресторан «Le Tremplin de Courchevel» в Куршевеле
Ресторан Жоэля Ройбюшрона отеля «Métropole» в Монтекарло
Ресторан «Le Jardin des Plumes» в Живерни
Ресторан «Pavillon Ledoyen» в Париже
Ресторан «Restaurant des Rois» отеля «La Réserve de Beaulieu» в Больё-сюр-мер
Ресторан гранд-отеля «Cala Rossa» в Порто-Веккио

Отзывы экспертов
«Прежде всего, меня пленило качество вин, красота винтажа 2015. Картины русских художников на этикетках и старинная форма бутылки — все это тоже замечательно, потому что привлекает внимание гостей из России, которые часто останавливаются в нашем отеле»
Фредерик Вольфле, шеф сомелье ресторана Жоэля Ройбюшона отеля Métropole

«Было очень интересно проследить историю винтажей коллекции Art Russe — 2014, 2015 и 2016. Наверное, 2015 сейчас наиболее привлекателен, демонстрирует лучший баланс ягодности и мощи. Любопытно будет следить за тем, как будут развиваться все три миллезима. Для тех, кто способен постичь такие тонкие материи, как высокая кухня, великие вина, и высокое искусство, проект Art Russe будет интересен сразу в нескольких сферах».

Марк Альмерт, обладатель кубка Best Sommelier of the World 2019.

«Все вина Art Russe прекрасны. Мне больше всего понравился 2016 год несмотря на его молодость. Сейчас 2014 более готовый. Но в 2016 ярче ягодность и лучше интегрирован дуб, он интенсивнее. Ему нужно еще время, но это замечательное, убедительное вино. Искусство и вино часто идут рука об руку. И мне нравится форма бутылки. Хранить ее, может быть, непросто, так как все остальные бутылки другой формы. Но это сомелье говорит во мне: «Как хранить эту бутылку?». Тем не менее она прекрасна!»

Андрес Розберг, президент ASI